Эпизод №3

Эпизод номер три. "Оппозиция".

Ахтунг! Много букв.

Медленно поднимающееся солнце осветило серые, мрачные здания города. Темные окна с решетками смотрели пустыми глазницами на грязных стенах домов. А сами квадратные и прямоугольные коробки выглядели убогими и никчемными на фоне гигантской и величественной башни поднимавшейся из центра города. Но тут жили люди. Хотя и не только. Тут были и ангары боевых роботов, и казармы пехоты, и склады с вооружением, и гаражи с боевой техникой. Пятый сектор был местом жительства армии Дэдли. Для этого было выделено несколько секторов города. Вход сюда был строго ограничен. Тем не менее…
- Делаем все быстро и уходим, пока нас не засекли.
Это сказал немолодой мужчина со шрамами на всем лице. Он стоял в подвале с низким потолком, куда проникал свет наступающего дня через маленькие окошки в потолке. Остальные из его группы, облаченные, как и командир, в камуфляжную форму, расположились у стен. В одной стене была большая дыра, за которой начинался лаз, уходящий под землю. Через него повстанцы и проникли в город из подземных катакомб, тянущихся на сотни километров от города и под ним. Мужчина коротко отдавал приказы:
- Билл, ты делаешь проход в стене. Майк, Серж, Григорий, вы закладываете заряды по периметру, Джон, Майкл, Андреа – вы прикрывайте их. Я займусь вышками. Помните, никто из нас не должен попасть в плен. У каждого из вас есть быстродействующий яд, которым вы должны воспользоваться, если положение безнадежно. Да и еще одно… - он повернулся к одному из стоявших в темноте бойцов. – Андреа, не надо как в прошлый раз, очень прошу тебя.
Чем-то девушка походила на Кошку, но была меньше и моложе. У неё были черные с зеленоватым оттенком волосы, глаза еще более выразительные и глубокие чем у Кошки, сине-зеленого цвета и приятные черты лица, имеющие что-то восточное в себе. Однако в отличие от бесстрашного и насмешливого характера Кошки здесь читались чувства, не скрытые сарказмом и притворным дружелюбием. Убивать ей приходилось, но какой либо жестокости у неё не появилось. Даже ненависти к врагу она не испытывала. Мечты и надежды жили в её голове, где места безысходности не было (если учесть довольно плачевное положение повстанцев). Впрочем, порой она совершала довольно безрассудные действия, отличаясь своим упрямством. В то время как её ровесницы работали медсестрами или операторами связи, вдали от опасностей, Андреа участвовала в боях наравне с мужчинами и, нередко, подвергала жизнь опасности. Просто потому, что запретить ей никто не мог: родители умерли, а других людей она не слушала и делала все так, как считала нужным. Упрямство – единственная негативная черта в её характере. И была все-таки одна черта в её характере, которую нельзя было назвать плохой, но и хорошей тоже – чрезмерная импульсивность. Слишком тяжело воспринимая, порой, гибель окружающих людей, она сама рисковала собой, даже не задумываясь об опасности и забывая обо всем. В остальном, довольно милая, приятная и симпатичная девушка, если принять во внимание навыки владения огнестрельным оружием, взрывными устройствами, приемами рукопашного боя, при помощи которых Андреа могла без особых проблем справиться с любым взрослым мужчиной. И в отличие от своих подруг-медсестер, крутивших романы с пациентами, времени на личную жизнь у неё не было. - Я постараюсь, - коротко ответила девушка.
- Хорошо, начнем, - быстро сказал командир.

Он осторожно подошел к двери, ведущей на лестницу. За ней никого. Над зданием с гулом пролетели патрульные транспортники. Командир опасливо пригнулся, хотя они не могли заметить его внутри здания. Он тихо поднялся по лестнице и жестом приказал остальным следовать за ним. Потом указал пальцем на потолок. Это значило: «Внимание! Тут кто-то есть». Один из повстанцев, слегка полноватый, но крепкий на вид, начал осторожно подниматься по лестнице, видимо, с целью проверить здание. Но Андреа легко обогнала его, и прежде чем командир успел её остановить, проскользнула в верхнюю дверь. Через несколько секунд послышался глухой и тихий удар чего-то об пол. Командир осторожно открыл дверь. В конце короткого коридора стояла Андреа, у её ног лежал вражеский солдат. Командир погрозил её пальцем и жестом показал, куда надо идти. Они, все по очереди миновали коридор и проникли в большую комнату, заставленную ящиками, с единственным зарешеченным окном. Командир кивнул.
Шедший последним повстанец с тяжелым рюкзаком подошел к окну. Из него была видна стена, за которой был военный склад боеприпасов. Это была их цель. Повстанец, лет 50-ти на вид, седой и суховатый, снял рюкзак и вытащил из него что-то вроде телескопа на треноге. Он установил «телескоп» напротив окна, на некотором удалении от него. Потом присоединил к торцу провод, другой конец которого крепился к небольшому пульту. Повстанцы отошли подальше от устройства и Билл, так звали повстанца, нажал на кнопку.
Сгусток голубоватой плазмы с треском вылетел из пушки. Послушался жуткий грохот, комнату заволокло пылью, затем второй удар, взрыв и звук обваливающегося строения.
- Вперед! – скомандовал командир. Он подхватил болтавшуюся на ремне винтовку с прицелом и выскочил во внушительный пролом на том месте, где была стена с окном. Следом за ним ринулись все остальные. Последним выбежал в пролом Билл, бережно подхвативший свою пушку.
Завыла сирена. Но повстанцы уже пересекли улицу и быстро перебрались через огромный провал, проделанный в защитной стене плазмой. С вышек затарахтели пулеметы, им в ответ послышались короткие хлопки винтовки. И после каждого хлопка один пулемет умолкал. С воем пронеслись по воздуху транспортники. Билл поднял свою базуку и выстрелил по одному из транспортников, который взлетал из-за строения. Удар плазмы отбросил и взорвал транспортник. Его обломки упали на крышу склада и окружающие улицы.
- Ребята! – крикнул командир. – Что там с бомбами?
- Одна есть! – крикнул из-под стены один из повстанцев.
Но тут откуда-то сверху раздался сухой треск и двойная очередь пуль разбила асфальт под ногами командира. Он отпрыгнул.
- Разрывные, - злобно прорычал здоровенный повстанец с пулеметом, стрелявший по транспортникам неподалеку. - Все серьезно!
- Быстрее ребята, сегодня они злее, чем обычно! – крикнул командир.
Внезапно из-за склада вылетел транспортник. Билл поднял пушку, но стрелок транспортника был быстрее. С визгом спаренная трасса светящихся пуль прошила старика. Асфальт обагрился кровью. Билл тяжело рухнул – пули разорвали и раскроили его плоть. Он умер еще до того, как тело с глухим шлепком легло в лужу собственной крови.
- Билл! – завопил командир, но новая очередь заставила его откатиться к стене. Отсюда он видел, как несколько транспортников безжалостно расстреливают его людей. На этот раз военная машина Администратора сработала идеально. Командир наблюдал, как его саперы забились в нишу, где их не доставали пули. Второй из группы прикрытия – Майкл, уже лежал в неестественной позе. Пули пронзили его насквозь. Андреа стояла прижавшись к стене у входа в склад, бетонная арка защищала её от пулеметов. Джон забрался под обломок стены и пытался отстреливаться от транспортников. Но безуспешно – те обладали броней, им могла повредить разве что… базука! Именно! Она не пострадала и сейчас лежала возле убитого Билла. Ближе всех к ней… ну конечно, кто еще это мог быть кроме Андреа. Но выхода не было – либо риск, либо смерть. Ибо экипажи транспортников, поняв, что загнали мятежников по углам, готовились высадить десантников.
- Андреа! – крикнул командир. – Пушка!
Девушка повернула к нему голову. Он увидел в её глазах озорной взгляд и ту самую решимость, которой так опасался командир. Однажды, эта решимость едва не стоила ей жизни. Но тогда он все держал под контролем, а сейчас она была единственной надеждой. Она единственная – умная, быстрая и ловкая, была шансом на спасение. Прежде чем он успел опомниться…
Андреа легко и быстро, словно гепард, рванулась к телу Билла. Один из транспортников дал очередь, но пули врезались в асфальт. Андреа оттолкнулась от земли и, совершив гигантский прыжок, приземлилась возле Билла. Перекатившись через его труп, она успела схватить пушку. Пулеметчик слегка ошалел от неожиданности – пулемет на несколько секунд замер. Видя действия отчаянной напарницы, Джон и один из саперов выскочили из укрытия и открыли огонь по транспортникам, отвлекая их, и давая Андреа прицелится. Ей понадобилось не больше секунды - один из транспортников с грохотом отлетел и, врезавшись в стену склада, проломил её и рухнул внутрь. Всех обдало жаром. Внутри склада начался пожар – бывшие там боеприпасы оказались под угрозой взрыва.
- Молодец, моя девочка! – закричал командир выскакивая из укрытия. – Я знал что…
Его слова заглушила очередь пулемета. Транспортники, разлетевшиеся поначалу, развернулись и атаковали. Андреа подбила еще один из них, а потом её схватил Джон и затащил в укрытие. Он понял, что произошло, и не дал Андреа увидеть это.
Командир повстанцев неподвижно лежал на груде обломков. В его груди зияли страшные, дымящиеся, дыры. Он слишком возрадовался возможному спасению остальных, что не смог спастись сам. Транспортник взял его на прицел и убил.
Джону стоило немалых усилий, чтобы удержать Андреа. Она вырывалась как дикий зверь, лишь запоздалое чувство самосохранения постепенно успокоило её. Она нервно высвободилась из рук Джона, повернулась… и увидела снаружи тело командира. Ярость закипела в ней с новой силой, но Джон удержал её и на этот раз.
- Пусти! – гневно кричала Андреа. – Отпусти меня!
- Позволив себя убить, ты точно ему не поможешь! – спокойно сказал Джон.
- Эй! – закричали саперы из своего укрытия. – Сейчас тут все и без нашего участия взлетит в воздух! Надо уходить!
Тут над аркой входа, где укрылись Джон и Андреа, завис транспортник. Они отчетливо услышали шум открывающихся люков.
- А вот и настоящие проблемы, - сказал Джон.
Это были десантники. Трое спрыгнули прямо на арку входа, еще трое – на крышу склада. Другие транспортники также высаживали по три бойца и отлетали в другую позицию, чтобы высадить там еще троих. Если летающие бронированные машины были все-таки меньшей бедой, то вооруженные до зубов и мизинцев ног, десантники были настоящей проблемой. Тягаться с ними было непосильно даже крупному отряду, а уж пятеро мятежников были этим воякам что-то вроде развлечения. Теперь оставалось только одно – бежать.
Транспортники отлетели на расстояние, чтобы случайно не подстрелить своих, а десантники начали медленно сжимать кольцо вокруг укрытий повстанцев.
- Джон! Андреа! – закричал снаружи Григорий, старший сапер. – Бегите! А мы устроим настоящий фейерверк! Тут сейчас и так все громыхнет!
Здравый смысл и благоразумие заставили Андреа послушаться. Но вокруг были десантники. Однако, в руке Андреа все еще была пушка. Зарядов осталось только два, но этого было достаточно, чтобы проделать себе путь. Один за другим заряды вылетели из-под арки и подорвали стену напротив входа. Все заволокло клубами пыли. Десантников, что стояли на арке, сбросило вниз. В тот же момент неподалеку послышалась сумасшедшая стрельба и вопли – Григорий, Серж и Майк оттянули на себя внимание десантников. В суматохе вояки Главного Администратора прозевали две пыльные тени, которые выбежали из-под арки и скрылись в проломе стены. Все их внимание было привлечено к саперам. Но вот, Майк упал сраженный пулей в голову. Серж получил пулю в ногу ранее, теперь стоял на коленях и отстреливался от окружавших их десантников. Кольцо все сжималось. Кому-нибудь из солдат оставалось только бросить в нишу гранату.
- Поехали, - сказал Григорий и запустил руку в свой рюкзак. Он нащупал кнопку дистанционного детонатора и вздохнул.
- Жми! – крикнул Серж.
- Жму, - Григорий нажал на кнопку.
Все, что с ним было до этого, вся жизнь, предстала перед его глазами, пока кнопка детонатора шла до своего крайнего положения…

Сильвестр Дэдли шел в блок связи. Его одолевали странные мысли. Лишь ему одному понятные и недобрые. О многом думал Главный Администратор. Он знал о повстанцах, о Союзе – остатках старого государства, поглощенном его новым порядком. Он мог расправиться с ними лишь одним приказом. Но не делал этого. Милосердие? Вряд ли, Дэдли уже давно не способен был на это. Он утратил многие человеческие чувства за долгие годы существования, ибо жизнью это назвать было нельзя. Наверное, он боялся потерять смысл своего бытия. А смыслом была война. Он размышлял о многом. О том уникальном даре самоисцеления, который не давал ему умереть. Вероятно, что одно время Дэдли желал смерти, и она пришла. Она не смогла забрать его тело, но забрала его разум. Дэдли тяготился своей жизнью. Иной раз он даже думал, что все это впустую – завоевания, гибель миллионов людей, тотальное разрушение среды обитания. Даже открытие новых миров его не тешило. Лишь один мир он всегда хотел – нулевое измерение, центральная точка всех струн вселенных. Краеугольный камень мироздания. Дэдли мечтал о «новом шансе» построить более удачную модель своего мира за счет этого измерения. Но как туда попасть? Центральный компьютер день за днем, год за годом сканировал миллиарды координат и параметров, открывал новые миры – но там не было нулевого измерения. Лишь однажды они пришли оттуда – ученые нулевого измерения. Он был там, и он запомнил нулевое измерение навсегда. Да, он позорно провалил первую попытку захвата – он поторопился, и его едва не уничтожили. Но если бы дали вторую попытку, он бы не сплоховал. Он теперь готов. Он не ошибется и не допустит промаха никогда более, но где он этот шанс? Где та вторая попытка?
Донесшийся снаружи башни тихий удар отвлек Дэдли от его мыслей. Он достал коммуникатор и связался с командиром подразделений в городе.
- Сэр! Повстанцы взорвали склад с боеприпасами, - отрапортовал генерал.
- Всех убили? – равнодушно спросил Дэдли.
- Двое ушли. Они где-то в пятом секторе.
- Поймать живыми, - без всякого интереса сказал Дэдли. – Вытянуть из них все, что можно о катакомбах. Я устал от этой бессмысленной борьбы.
- Есть сэр!
Дэдли отключил коммуникатор и покачал головой. Нет, его план должен воплотиться. Он покончит с мятежниками, а потом… Дэдли коварно улыбнулся собственному отражению в полированной стене коридора.
- Закончим все, и сразу, - сказал Дэдли.
Он подошел к двери зала управления и услышал недовольный голос.
- Кошка! Нужны частоты подключения нового узла! Быстро!
Дэдли осторожно щелкнул кнопкой открытия двери. Бесшумная пневматика открыла его глазам приятную картину. Посреди зала стояла красивая молодая женщина в сером комбинезоне – стандартной одежде всех, кто жил в башне. Её поза и выражения лица пробудили в Дэдли воспоминания о тех временах, когда он еще питал чувства к женщинам. Сейчас же он просто с интересом и улыбкой смотрел на диалог Кошки и оператора, и думал.
- Дорогой, если ты посмотришь на четвертый терминал, то увидишь, что все частоты уже давно там, - насмешливо-игривым голосом сказала девушка. - Так и просятся, чтобы ты ими воспользовался.
Оператор скорчил кислую мину и хмуро уставился на монитор.
- Соберись, дружок, - сказала Кошка своим приятным, но не мягким голосом – Ты же не хочешь, чтобы тебе помог собраться сам Дэдли?
Сильвестр очнулся при упоминании его фамилии. Он отбросил воспоминания, как нечто омерзительное и… болезненное. Снова став холодным и мрачным, Дэдли нахмурился и сурово произнес:
- А я могу.

- Нам надо добраться до внешней стены, - сказал Джон, качая головой – Погони пока нет, но это вопрос времени.
- Ты думаешь, проход под внешней стеной еще не нашли? – спросила Андреа.
- Нашли или нет, возвращаться старой дорогой сейчас невозможно, - сказал Джон. – Они знают, что мы где-то в пятом секторе и прочешут каждый дом.
Они сидели в темном, заброшенном проходе, одним концом упиравшемся в давно запертые двери пакгауза, другим выходившем на улицу. Они забрели сюда отдохнуть, ибо от постоянного бега, да еще и с тяжелым оружием, выбились из сил. Джон был еще молод, но намного старше Андреа. Тем не менее, её загадочная душа оставалось непонятной для него.
- Вот скажи мне, зачем ты под пули лезешь? – спросил Джон. – Тебя ведь убить могут.
- Я знаю, - сказала Андреа. – Я даже боюсь. Но когда я вижу смерть моего друга, знакомого или просто мирного жителя, я не могу контролировать себя. Я не знаю что это. Я, словно, другая становлюсь.
- Тебе спутник нужен, - с усмешкой сказал Джон. – Который бы тебя вовремя умел остановить.
- Я не знаю, - сказала Андреа. Она нелепо улыбнулась и махнула рукой. – Я привыкла сама себе быть точкой опоры.
- Так вечно быть не должно, - сказал Джон. – Ты любила когда-нибудь?
- Я… я даже не знаю, - смутилась от неожиданного вопроса Андреа. - Почему ты спрашиваешь?
- Потому что я любил и люблю до сих пор, - сказал Джон. – Она далеко, но, поверь, её любовь меня бережет. Любовь… это то, что охраняет меня от опрометчивых поступков. Я просто думаю, что, погибнув, нанесу и ей смертельную рану.
- Я рада, что тебе так повезло, - сказала Андреа и отвернулась. Джон понял, что сказал лишнее, задев одинокую девушку за живое. Сам не понимая, к чему он начал этот разговор, он смутился и невнятно сказал:
- Совсем рассвело. Что у нас с боеприпасами?
- У меня три полных магазина, - оживилась Андреа.
- У меня два и парочка гранат, - сказал Джон, хлопая себя по поясу. – Думаю, хватит. Пошли.

Дэдли вышел из зала управления под тревожные гудки сирен. Портал должен был открыться через пару минут, а Сильвестр не успевал. Он быстро связался с генералом:
- Генерал, пошлите дивизию к месту открытия портала. Оттуда может появиться все что угодно.
- Да, сэр!
Дэдли нервничал, хотя и не показывал этого. Меньше всему ему хотелось повторения эпизода восемнадцатилетней давности. Двадцать минут назад он думал что готов, но теперь его вновь застигают врасплох. Не снова! Не сейчас! Это они, и никто другой - это нулевое измерение.

Их обнаружили быстро. Хоть и пытались они скрыться, преследователи почти загнали их в тупик. Джон и Андреа остановились отдышаться в узкой галерее, где транспортники не могли их успешно атаковать. Однако, они и не собирались.
- Почему они не стреляют? – запыхавшимся голосом сказала Андреа.
- Им поручено взять нас живыми, - с уверенностью сказал Джон. – В наших головах карта катакомб под городом. Этот город древнее, чем власть Дэдли – ему неизвестны тайные проходы.
- Что делать будем? – спросила Андреа твердым голосом. – До внешней стены еще далеко.
- Тебе придется дальше идти одной, - сказал Джон. – Иначе не уйдем.
- Но ты… - начала Андреа испуганно.
- Молчи, - Джон приложил палец к её губам. – Меня не так-то просто взять. В любом случае, мою голову они не получат. Я отвлеку их, а ты уходи. Если придешь в убежище раньше меня, сообщи остальным, что задание выполнено.
Он лгал. Он понимал, что ему не уйти, если он останется здесь. Но теперь он понимал, что для своей далекой любви он не причинит боли, умерев. Он понимал, что дает шанс не только Андреа, но и своей любимой. Для любви нет границ, даже смерть физического тела лишь туманная преграда. Поэтому он оставался здесь.
- Все, иди, - сказал Джон, кивая на другой выход из галереи. Он увидел в окошко, как транспортники высаживают десантников, и крикнул: - Ну что ты стоишь? Беги, для меня уже все равно, а тебе дальше жить. Вперед!
Андреа медленно отошла от него, развернулась и выбежала из галереи.
- Надеюсь, ты доживешь до того, когда узнаешь что такое «любить», - сказал, Джон, передергивая затвор. Снаружи послушался топот ног.
- Подходи! – завопил Джон и послал очередь в первую фигуру, появившуюся у входа в галерею.

Андреа бежала так быстро, как могла. Её ноги уже болели, мышцы не слушались, но безумная гонка со временем и противником продолжалась. Позади слышались выстрелы - все более редкие хлопки винтовки, и все более частые очереди ручных пулеметов. Затем прогремел взрыв гранаты, и все стихло. Андреа плохо видела дорогу и с трудом поняла, что глаза её застилают слезы, хотя она даже не поняла причины этих слез. Смахнув их как ненужную сейчас роскошь, девушка, уже с трудом, повернула в боковой проход. За её спиной пролетел дальше по улице транспортник. Другой преследовал её, летя над крышами домов, поскольку узкий лабиринт серых стен был узок для него.
- Сдавайся! Тебе некуда бежать, - скрипучий голос мегафона огласил окрестности.
- Дожидайся, - зло прорычала Андреа, спотыкаясь. Внезапно проход вывел её на широкую улицу. С одной стороны она упиралась в разграничительную стену сектора, другая дорога вела к внешней стене. Эта огромная, окружающая город, стена уже была так близко. Но не суждено было до неё дойти – между ней и Андреа, посреди улицы, висел в воздухе транспортник, угрожающе наставив на девушку дула пулеметов.
- Игра окончена, - прогремел мегафон. – Брось оружие и подними руки вверх.
Андреа бросилась к стене. Возможно, она легко бы взобралась наверх, но, ослабев от бега и напряжения, она лишь смогла просто упереться руками в стену. Силы оставили её и она опустилась на колени. Автомат валялся рядом, уже никому не нужный. Сзади раздались спокойные шаги десантников. Послышался щелчок, и голос одно из них:
- Не стреляй. Администратор велел взять её живой. Гранат у неё нет, подорвать себя она не может.
Андреа осторожно повернула голову. Метрах в десяти от неё стояли несколько десантников и рассматривали её.
- И что заставляет этих умственно-неполноценных бросать в бой таких красивых женщин? – сказал один из солдат.
- Ничего, - сказал другой. – У них это все добровольно. Это красавица разберет твой череп за милую душу.
- Ну что, любоваться будем, или приказ выполнять? – резко заметил командир. – Эй, деточка, только без лишних движений.
Попасть живьем в руки врага означало судьбу страшнее смерти. Сначала они будут уговаривать её. Потом пытать. Когда поймут что и это не поможет, просто вторгнутся в её мозг и сделают из неё зомби-биоробота. И она, изуродованная и обезличенная, должна будет до смерти работать на производствах Дэдли и терпеть вечные издевательства вот от этих… и не в силах даже ответить им. Андреа знала, что у неё за щекой ампула с ядом. Ядом, который разрушит её нервную систему за несколько секунд. Ведь Дэдли умел извлекать информацию не только из живых, но и из мертвых людей. Но у неё еще есть силы и она покажет этим самоуверенным нахалам, что так просто ничего не дается. Она медленно опустила руку к поясу, где висел предмет – небольшая цилиндрическая трубка. Десантники увидели это.
- У неё жало! – вскричал командир десантников.
Андреа резко встала и развернулась к ним лицом. Теперь у неё в руке было короткое копье, концы которого молниеносно вылетели из концов трубки - острые лезвия плавно уходящие внутрь. Ими запросто можно было разрезать что угодно.
- Поиграем, - решительно сказала Андреа, занимаю боевую позицию.
- Я знал, что по-хорошему не будет, - покачал головой командир десантников. – Пустите ей пулю в ногу, чтобы сговорчивей была.
Один из солдат поднял пулемет. Андреа поняла, что сейчас наступит конец. Она языком втолкнула ампулу между зубами, и оставалось только сжать челюсти. Сейчас прогремит выстрел, и она сделает это. Конец.
Но тут началось такое, чего не могла представить ни она, ни солдаты. Воздух вокруг словно сжался и резко расширился. Сильный толчок в спину бросил Андреа на асфальт. Ампула с ядом вылетела из её рта. Солдаты тоже отлетели, отброшенные могучей силой. Раздался треск рушащейся стены и во все стороны разлетелись обломки. Но какая-то сила словно защищала девушку от смертоносного града. Оставшихся на ногах солдат сшибло кусками стены. «Что происходит?!» - в изумлении Андреа перевернулась на спину и замерла.
К ней тянулись яркие белые лучи света. Они шли из огромной прорехи в стене. Яркие, нестерпимо холодные, они охватывали её ноги, словно замораживая их. Андреа в ужасе попыталась отползти, но тело её уже не слушалось. «Портал!» - эта мысль была единственной в её голове. Её охватил страх. Солдаты тоже паниковали. Они поднимались на ноги и убегали прочь от портала, который быстро рос. Холодные лучи, как щупальца, охватили тело Андреа, увеличивая её ужас. Но тут из центра портала донеслись голоса. Смазанные, невнятные, но голоса. Все четче они были, и вот уже отчетливая фраза на странном, но знакомом языке «Получилось! Он открыт!» привела Андреа в чувство. Холодный луч охватил её голову. Инстинктивно она зажмурилась и сжалась, пока еще могла хоть как-то контролировать свои мышцы. В её уши проник холод и низкий гул, казалось, заполнил все пространство внутри головы. Свет лился вокруг неё. Если бы она открыла глаза, то уже не увидела бы своего враждебного мира, а лишь яркую, белую и плотную, как молоко, материю. Холод пронизывал её, ресницы и волосы покрывались инеем, дышать становилось труднее. Она не знала чего ждать, пока её сознание было при ней, они лишь крепче зажмуривала глаза. «Что это?!» - воскликнул голос. «Не знаю. Это… это человек! Человек!» - ответил другой голос. Они стали все четче, и вдруг, холод резко сменился приятным теплом. Андреа почувствовала что падает, но даже не успела приготовиться, как за доли секунды оказалась на чем-то твердом. Совершенно не понимая, что случилось, она не издала ни звука, а даже если бы и хотела, то не могла – губы и язык совсем замерзли. Дрожь пробежала по её телу. Она могла лишь ждать.
- Закрывай! – пожилой голос звучал рядом. Андреа даже подумала, что он находится около неё.
- Это же женщина! – воскликнул другой голос, молодой.
- Ты закроешь этот портал или дождемся, пока через него еще кто-нибудь не провалится?! – голос старика стал жестким.
Шипение… треск и где-то остановились гремучие механизмы. Стало тихо. Андреа боялась открыть глаза. Только теперь она поняла, что не голоса переместились к ней, а она к ним. Он продолжала неподвижно лежать, со сжатыми пальцами, покрытая инеем. Её ногти впились в её ладони, может быть даже до крови. Осторожные шаги. Кто-то подошел к ней и, видимо, наклонился. Потом подошел второй.
- Она жива? – спросил старший голос.
На её шею опустились чьи-то теплые пальцы. В иное время Андреа мгновенно бы отреагировала на это, и владелец этих пальцев бы очень пожалел, но сейчас у неё не было никаких сил и желания что-либо предпринимать.
- Жива, - с облегчением сказал молодой голос над ней. – Леонид Иосифович, почему она холодная и в инее?
- Я немного не рассчитал температуру. Слегка заморозил, - с усмешкой молвил старший голос. – Ну, приведи её в чувство. Судя по её оружию, она с кем-то дралась.
Послышался звон металла – очевидно, старик поднял её «жало». Андреа почувствовала, как чужая рука осторожно похлопала её по щеке. Тут она окончательно пришла в себя и решила. Открыть глаза. Будь что будет. Где бы она не была, она спасена. Кем – не имеет значения, главное, что она не в руках Дэдли. А если это враги… какая уже разница. И она открыла глаза.
Но увидела лишь общее смазанное пятно, посреди которого маячили два силуэта.
- Ого, какие красивые глаза, - сказал один из них. Но тут осекся, запнулся и сообщил: - Я хотел сказать, зрачки в норме, на свет реагируют, только расширены. Она нас слышит?
- Ясен пень, - уверенно сказал второй. – Зрачки нормальные, там у всех такие большие.
«О чем они говорят?» - подумалось Андреа. Её глаза стали приходит в норму. Она уже различала отдельные черты лица, очки на лице первого и усы второго. «Люди», - внезапно на Андреа нахлынула радость. – «Люди! Такие же, как я!»
- А она нас вообще понимает? Вы говорили, что «там» вместе живет куча народов и все говорят на целом сборнике языков.
- А вот это мы и выясним сейчас, - сказал усатый. – Дорогая моя, ты нас слышишь? Понимаешь нашу речь?
«Может не отвечать?» - подумала Андреа, разглядывая восстановившимся зрением усатого. Он оказался не таким, старым как его голос. Седой, но не старый. А второй – Андреа перевела взгляд на него – молодой человек в очках, с короткой стрижкой, приятный на вид. Оба в белых защитных костюмах.
- Видимо не понимает, - вздохнул усатый.
«Все равно, я обязана им жизнью. Я должна»
- Я понимаю, - попыталась твердо сказать Андреа, но голос её вышел каким-то слабым и тихим.
Оба вскинули брови вверх, переглянулись и снова посмотрели на Андреа.
- Отлично! – хлопнул в ладони усатый. – Вадим, помоги её.
Молодой широко улыбнулся и протянул девушке руку.
- Дорогая, не надо там лежать, - радостно сказал усатый. – Вам надо согреться и успокоиться. Перемещение между мирами, сами понимаете, не совсем обыденная процедура.
- Добро пожаловать, - молодой человек в очках взял Андреа за руку, осторожно распрямил сжатые в кулак пальцы девушки и положил её ладонь на свою. Приятное тепло разлилось в её руке. – Добро пожаловать в нулевое измерение.

Рекламные ссылки: